Эксклюзив
15 сентября 2010
5780

СИСТЕМА

Кому-то может показаться, что события последних дней высветили противоречия, возникшие исключительно между Медведевым и Лужковым.
А в действительности?
В действительности все много сложнее: президенту противостоит никоим образом формально не оформленная, но реально управляющая страной московская система.
Лужков, один из многих "социалистических середнячков", проросших под солнцем кратковременной российской свободы, но он оказался единственным из "резерва на выдвижение", добившимся столь внешне впечатляющих результатов. Этими достижениями он был обречен занять место лидера системы, обязанного обезопасить своих обанкротившихся коллег от потрясений перемены власти. Он это делал и продолжает делать, но не потому, что так нежно их любит, а потому, что они составляют его естественную единственную опору и боевой резерв.
Система сформировалась на переломе, подхватив власть, ускользавшую из старческих номенклатурных ручек.
Система - родилась, как мозаика спонтанно соединившихся для выживания в новых условиях осколков партийно-советско-комсомольской номенклатуры, рассыпавшейся после того, как ей сделали обрезание ее неприлично торчащего высшего звена.
Система - это не только сонм бюрократов, она много шире. Но бюрократия в системе играет решающую и определяющую роль. Исторические корни системы нисходят к той части советской номенклатуры, которая не была избалована привилегиями. Им не приносили, они добывали и брали. Именно тогда и формировались эти связи, которые сегодня объединяют бывших "вторых", "третьих" и дальше.
Это множество, заполонив собой все протоки власти, образует основу и цементирует систему. Уже не связанные между собой каким-либо регламентом партийных уз, они сохраняют общность, будучи переплетены паутиной, десятилетиями формировавшихся, проверенных и отточенных в различных ситуациях личных связей.
Находясь в постоянном движении, эта масса перестраивает свои колонны по ранжиру в связи с каждым новым назначением. Они индифферентны к лозунгам, кожей чувствуя и опасность, и поживу. По форме система напоминает сильно перемешанный пластилиновый набор, в котором абсолютно невозможно определить: где это начинается и где заканчивается. Единство, присущее этому муравейнику, превращающее его в систему, не позволяет четко очертить границу между бизнесом и бюрократией. В рамках системы даже коррупция носит своеобразный оттенок дружеской заимообразной помощи.
Из коммунистического периода участники системы сохранили приверженность к "порядку", в том виде, в котором они его понимают и принимают - полная свобода воли высшего лица для управления выполнением им же поставленных задач. Все они увидели в событиях последнего двадцатилетия "перст Божий", указующий непременно на них. Их естественное желание - поставить, здесь в процессе развития России, жирную точку.
Система отличается от старой номенклатуры. Иерархия присущая системе построена на других принципах. Не должность сама по себе, а возможность реального влияния на происходящие в обществе процессы, определяют место, занимаемое в системе. Поэтому "положенцы", и "смотрящие", которые "в законе", они тоже здесь.
Система, в ее сегодняшнем виде, жизнеспособней номенклатуры хотя бы потому, что она не ограничена кастовым разделением на слои. Здесь едины и бывшие партийные работники, и комсомольские вожди, и народившиеся фабриканты. Система включает всех, кто так или иначе реально использует имеющиеся неформальные и деловые связи для решения своих проблем приватным образом. Поэтому в системе нашлось место и журналистам и деятелям образования, науки и искусства. Здесь же и большая часть "паркетной" оппозиции.
В сегодняшней России необходимо различать номинальную и реальную власть. Они могут и совпадать и существенно расходиться.
Система - власть реальная, поскольку она в состоянии парализовать действия власти номинальной. И не случайно, что при всех президентах и премьерах основным вопросом, вызывающим их тихую ярость, была и остается исполнительная дисциплина. Транспортировка бумаги из одного кабинета в другой, превращается порой в неразрешимую проблему.
Система в период "демократизации" самоутвердилась до наглости, во времена Политбюро ее зародыш приходил в действие для того, что бы достать кусок парной телятины или путевку в санаторий ЦК - не более. А сегодня тяжелую руку системы ощущают все, кто пытается с ней не согласиться. Но есть у нее методы и помягче, но и они способны привести в чувство любого, покушающегося на ее властные полномочия. Это - статьи, советы, мнения, намеки, записки, "результаты" опросов, меморандумы...
За последние годы система неоднократно демонстрировала свою способность сурово наказать тех представителей номинальной власти, которые оказывались не слишком внимательными к ее нуждам и чаяниям. Это становилось возможным еще и потому, что система в отличие от номенклатуры не ограничена рамками трех ветвей власти.
Во главе всей системы стоит московский голова. И система не собирается отдавать его на заклание ради каких-то совершенно чуждых ей целей и интересов.

Сегодня пришел черед системы, постоять за своего лидера, отстаивая незыблемость своих претензий на реальную власть в этой стране.
Что она всем и демонстрирует.


Сергей Тимофеев
www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован